Свежие обновления

  • Есть новые публикации по правам детей доступны для скачивания на нашем сайте.

Последнее обновление сайта:
14.12.2018 17:07:48

Цифры и факты

Менее 10% детей

смогли получить доступ к дошкольному воспитанию и образованию в одной трети стран в 2011 году.

Здесь у всех детей одни проблемы, им легче найти общий язык

Версия для печати
01 Декабря 2018
5 photo.jpg

Диляра, 14 лет

Два года назад умерла моя мама. Оказалось, что я тоже нездорова, хотя я никогда не болела и даже не чувствовала себя плохо.

Меня и мою старшую сестру пригласили на тренинг, организованный ЮНИСЕФ. Только на этом тренинге я поняла, что ВИЧ инфекция, которая живет в моем организме, не причинит мне вреда, если я буду принимать лекарства и соблюдать другие правила.

Тренинг мне очень понравился. Мы не только учились тому, как справляться с нашей болезнью, но и разговаривали, играли, танцевали, своими руками делали подарки и дарили их друг другу. Было интересно и весело. Я подружилась с некоторыми девочками, мы обменялись телефонами.

Я очень люблю рисовать. Особенно мне нравится придумывать и рисовать одежду. Когда вырасту, пойду учиться на дизайнера одежды.

Асмира, старшая сестра Диляры

Сестренка получила ВИЧ-инфекцию при рождении от мамы. К сожалению, о болезни мамы мы узнали слишком поздно: в октябре 2015 года. У нее постоянно была высокая температура, она пила парацетамол и аспирин. Ее и всех нас направили в Ташкентский городской центр по борьбе со СПИДом сдать анализы на ВИЧ. Раньше я даже не слышала о ВИЧ. Я была уверена на 100 %, что и у меня обнаружится ВИЧ-инфекция. Мы же пользовались общими зубными щетками, полотенцами, одеждой.

ВИЧ был обнаружен у мамы, папы и сестренки. Брат отказался сдавать кровь, но позже его обязали сделать это. Оказалось, что я и брат – здоровы. Увы, сестренка потеряла 12 лет впустую для своего здоровья. Она не принимала необходимые лекарства для лечения ВИЧ-инфекции. Она никогда не болела, всегда была полненькая, крепкая. Позже обнаружилось, что кроме ВИЧ у нее эпилепсия, ДВС-синдром, то есть нарушенная свёртываемость крови и еще целый букет заболеваний. Несмотря на это, она выглядела и выглядит абсолютно здоровой.

Мама попала в больницу. У нее оказалась последняя стадия болезни, и ей невозможно было помочь. Доктор сказал мне: «Твоя мама и месяц не проживет». Так и произошло. Ей было 44 года, а мне – всего 18 лет.

Мы с сестренкой пошли в Центр по борьбе со СПИДом, где ей назначили лечение –
АРВ-терапию. Теперь она принимает лечится. Диляра перешла в 8 класс, учится хорошо. Но после смерти мамы она стала грустной, пассивной, замкнутой. Диляря и мама были очень близки и общались как подруги.

Когда мы с семьей садимся ужинать, Диляра отказывается кушать. Я знаю, что сестренка голодна, но она не сознается и не садится за стол вместе со всеми. А если я положу еду на тарелку и оставлю на кухне, через 15 минут нахожу посуду пустой.

Сейчас я для сестренки и сестра, и мама, и папа. Брат женился, у него уже свои дети. Отцу 51 год, он работает сварщиком. После смерти мамы он стал выпивать и заработал цирроз печени. Мой долг заботиться о папе и сестренке.
Я читала много материалов о ВИЧ. По четвергам мы с сестренкой начали посещать Центр дневного пребывания для детей и семей, затронутых ВИЧ при НИИ Вирусологии. Там мы познакомились с психологом, родителями и другими подростками с ВИЧ. На тренинг ЮНИСЕФ я попала в первый раз, и мне очень понравилось. Я благодарна ЮНИСЕФ, Министерству здравоохранения, всем, кто организовал и провел этот трнинг. Полученные знания помогут мне ухаживать за сестренкой, а ей нужна поддержка. Нужно заинтересовать Диляру, мотивировать.

Диляре тренинг очень понравился: можно было задать любой вопрос и получить ответ. У нее появились друзья. Понравилось угощение. За очень долгое время я впервые увидела, что она смеется. В классе у Диляры подруг нет. Пару раз у нее в школе были приступы эпилепсии, дети стали ее сторониться: «Ты больная!» А здесь у всех детей – одни проблемы, им легче найти общий язык.

Просмотров: 152


UNICEF is the driving force that helps build a world where the rights of every child are realized. We have the global authority to influence decision-makers, and the variety of partners at grassroots level to turn the most innovative ideas into reality. That makes us unique among world organizations, and unique among those working with the young.

Другие новости